Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
Выберите Ваш город
0
Школа пока не может прожить без родительских денег

Школа пока не может прожить без родительских денег

­Ин­тер­вью с На­та­ли­ей Пет­ро­вой, ди­рек­то­ром сред­ней об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы №426

— Наталия Ивановна, ну признайтесь: ведь если учителя наши ничего не получают, стало быть, качество обучения не могло не снизиться — так?

— Знаете, а ведь это неправда, что педагоги получают копейки. На самом деле зарплата в школах в последнее время заметно выросла. В нашей школе средний уровень заработной платы составляет 30 тысяч рублей. Прибавьте к тому все-таки укороченный рабочий день и неделю, 56-дневный отпуск. А уж зарплата учителей английского языка доходила в нашей 426-й почти до 60 тысяч в месяц!

— Хотя ведь та же математика отнюдь не менее востребована, верно?

— Естественно. И вы не представляете, какой ажиотаж царил в связи с этим поначалу.
Не зависть, скорее, а непонимание: отчего русский язык и математика, вошедшие в ЕГЭ в качестве обязательных предметов, котируются в дни зарплат гораздо меньше иностранного языка? Почему так было сделано, понятно. До повышения зарплат преподавателям языков школы испытывали огромный кадровый голод. Оклады повысили — проблему решили.

Вообще, вы попали к нам в хорошее время. Не далее как в апреле 2011 года 426-я стала участницей серьезного пилотного московского проекта. Он рассчитан на 15 месяцев.

Школа оказалась среди счастливчиков, потому что не один год недофинансировалась. По нормативу государство выделяет в качестве бюджетных ассигнований 63 тысячи рублей в год на каждого ученика.

Обычной школы. Вот считайте, в нашей школе 550 детей, стало быть, на год нам полагается 34 миллиона 560 тысяч рублей.

Но получали-то мы отчего-то 59 тысяч. То есть 2,2 миллиона рублей школа недополучила.


Отсюда жизнь в режиме экономии. Пришлось исключить из зарплаты учителей 15-процентную надбавку за проверку тетрадей, столько же — за участие в эксперименте, за работу в лицейских классах и пр.

Питание московских школьников оплачивается, кстати, отдельной статьей столичного бюджета.

— А как с компьютерами?

— Плохо. То есть у нас почти хорошо, а вообще... У нас только три кабинета осталось, где не установили еще проектор, компьютер или ноутбук.
Но это все куплено за деньги родителей. Правда, государство в 2002 году оборудовало нам компьютерный класс на 13 мест. Нормативные деньги запрещалось расходовать на компьютерное оборудование, ведь в столице действовали специальные программы компьютеризации школ.

Но давайте о хорошем.

Вдруг случилось чудо: мы оказались среди участников эксперимента. И нам дополнительно добавили 8 миллионов. Ура-а, живем! Причем добавили средства для того, чтобы школа смогла перейти на новую систему оплаты труда учителей.

Сейчас педагог-гений и учитель, которому ну не дано, работают за одни и те же деньги.

Неправильно это. Вот почему я так приветствую программу развития столичного образования на 2012–2016 годы, в которой есть положение о финансировании школы в зависимости от качества обучения.

Чтобы директор смог стимулировать педагогов-звезд, и за ними тянулись бы остальные. Собственно, я уже с сентября нынешнего года получила право разработать штатное расписание, которое нужно именно школе № 426.

Но этого мало! С января 2012 года столица ассигнует для столичных школ совсем другие деньги. Мы получим на первоклассника 73 тысячи рублей в год, а не 59, на учеников 10-класса — 110 тысяч! Нам заменили практически все окна в школе на пластиковые.
Благоустроили территорию школы. 10 миллионов рублей ассигновали на частичный капитальный ремонт. Выделены деньги на замену сантехники в трех туалетах. К ноябрю мы получим новый компьютерный класс для первоклассников. Так что у нас — год чудес.

— Чудеса — это здорово. Но как быть с потоком родительских денег?

— Согласна, эта тема волнует всех. Как у нас? С 1993 года школа работает с благотворительным фондом. Никогда наличные деньги в 426-й не собирали. Где есть «нал» — есть криминал, повторяю я на родительских собраниях. Начинали с того, что когда в Москве случилась страшная трагедия с подрывом жилых домов, родители собрали деньги на установку металлической двери, домофона и видеокамер. Поймите, чудеса чудесами, а все-таки школа не может пока прожить без родительских денег.

Сейчас нам санузлы отремонтирует. О-о, когда-то они были в жутком состоянии. Родительское собрание постановило: надо делать. Заменили трубы, поставили новые унитазы и раковины. Но как это благолепие сохранить? И родители предложили завести дежурных в туалетах. Ох, как меня только не склоняли ваши коллеги в прессе! Мол, «впередсмотрящие» появились в школьных клозетах. Но представьте, в туалетах нашей школы всегда есть туалетная бумага, бумажные полотенца, жидкое мыло, на подоконниках стоят цветы.

Никто не курит и не обижает малышей. Можете смеяться, но это завоевание. Несмотря ни на что. Стандарт. А разве в бюджете школы деньги на дежурную в туалете предусмотрены? Конечно, нет. И туалетная бумага в школьном бюджете не предусмотрена. Но как нынче без этого, а? Родители привыкли и платят, чтобы у детей не было проблем.

Школьная столовая у нас похожа на кафе. Детям там комфортно. Наша школа, единственная в Москве, входит в Федерацию космонавтики России. Действует музей космонавтики, шефствует над которым ветеран космических войск Василий Чашин. А где взять деньги на такой музей? Но родителям наших питомцев это надо. То есть давайте так: не стоит путать добровольные родительские взносы и закулисные поборы. Это разные вещи. Что же делать, если государство пока на все про все деньги выделить не может?

Но я повторюсь: начался новый учебный год — год чудес.
Знаете, две недели назад на линейке я сказала детям: «Ваш успех в жизни — это наш жизненный успех». Это не эмоции, это истинная правда.

Владимир РАТМАНСКИЙ

Источник: «Вечерняя Москва»

Вы

0

Оставить свой комментарий

Отзыв должен содержать не менее 50 символов


Список избранного пуст

Избранные товары

Товар Удалить