Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
Выберите Ваш город
0
Бедные дети

Бедные дети

Для выпускников российских школ могут ввести обязательное сочинение по литературе. Об этом сообщил министр образования и науки Андрей Фурсенко. По его словам, сохранение этого экзамена в качестве самостоятельного, то есть вне ЕГЭ, является разумным и привлечет внимание к литературе.

В последние годы нашему министерству образования полюбилась одна игра: «Угадайте, как будет выглядеть экзамен, который вы будете сдавать?»
Форма экзамена по русскому языку в 9 классе в виде ЕГЭ, обязательного с этого года, держалась под секретом вплоть до середины 2 четверти. При этом шел учебный процесс, дети продолжали учиться, учителя вели уроки – словом, все готовились к новому загадочному экзамену.
Но вот карты раскрыты: экзамен, оказывается, будет мало чем отличаться от изложения. Может, чуть более форматизированный, чуть более путаный. Своего рода это нечто среднее между ЕГЭ для 11 класса и привычного изложения.

И вот очередной сюрприз. У Фурсенко появилась новая идея – «которая кажется ему неплохой, хотя она еще не оформлена - ввести во всех школах для выпускников обязательное сочинение по литературе».
Министр считает, «что это с одной стороны привлечет внимание к изучению литературы, а с другой стороны - обеспечит качество подготовки в этой сфере». Правда, на всякий случай он оговорился, что это «не взамен ЕГЭ».

У меня складывается такое ощущение, что наши управленцы имеют очень смутное представление о школьной жизни. Кабинетная обстановка, заранее обставленные приемы, отсутствие обратной связи, вполне закономерное в вертикали нашего образования, не дают и не могут дать то реальное положение дел, в котором оказываются ученики, их родители, учителя.

Экзамен – своеобразный итог школьной жизни ребенка. Для него это ступенька во взрослую жизнь, для него это определенный балл, часто не имеющий отношение к реальной жизни, необходимый для окончания школы и поступления в высшее или среднее профессиональное учебное учреждение. Для учителя это тоже отчет, во многом формальный, своей работы. Обе стороны – школа и ребенок, - несомненно, заинтересованы в успешном прохождении экзамена.
Поэтому так важно не дергать понапрасну ученика, заранее настроить его на определенный, вполне конкретный экзамен, подготовить его. Важно подготовить и школу, настроить ее на позитивный лад.
Заинтересованно в успешной сдаче экзамена и государство. Двойки ставят его в тупик, перечеркивают сам смысл общего среднего образования. Поэтому экзамен – в любой его форме: ЕГЭ ли, сочинение ли – в принципе не может быть кристально честным. Коррупционные лазейки есть везде в силу их необходимости. Результат – главная цель школьного экзамена. Можно, конечно, говорить о благородных, высоких задачах, о развитии личности, о триединой задаче и прочей мишуре, но все это меркнет перед его величеством Результатом. На экзамене, как в футболе, главное – счет на табло, то есть в табеле.

Продолжая высказывать свои ощущения, предположу, что министерство образования уже давно решает какие-то свои, не связанные с проблемами обучения вопросы. Загадочность обязательности ЕГЭ как-то не слишком вяжется с собственно качеством преподавания.
Это и подтверждают слова министра по поводу реабилитации обязательности экзаменационного сочинения.

Думать, что обязательность сочинения привлечет внимание школьников к литературе, что они внезапно станут больше читать, просто смешно. Это только возвратит старую добрую традицию списывания на экзамене из сборников всяких золотых или серебряных сочинений. А заодно окончательно запутает преподавателей. Ведь обучение ЕГЭ – это одна технология, обучение изложению (его последние два года и выбирали выпускники) – другая, а обучение сочинению – третья.

Литература – это тот предмет, где обязательность вообще губительна. Относительная свобода, связанная со снятием экзаменационного ярма с шеи ученика, оставила ему больше времени на подготовку к поступлению в вуз. И если сейчас по желанию Фурсенко это ярмо вернуть, замечу, помимо обязательных ЕГЭ по русскому и математике, то это лишь окончательно оттолкнет школьников от предмета. Списать так или иначе сочинение сможет всякий, экзамен сдаст, но уже к Пушкину или Толстому выпускник больше не обратится. Обязательность убьет в нем всякое желание это сделать.

Непоследовательность политики по отношению к предмету, когда сначала часы по литературе сокращают, а потом резко хотят восстановить письменный экзамен, связана с основным и решающим непониманием министерства - процесс подготовки ребенка, процесс обучения той же литературе долог и кропотлив. Невозможно быстро-быстро через экзамен привить любовь к отечественным писателям, вернуть ребенка к книге. Невозможно, игнорируя труд учителя, а смена экзаменационных векторов – это игнорирование в чистом виде, требовать качественного результата работы.

Суматоха бесконечных экзаменационных нововведений приводит только к одному – невротизации настоящих участников учебного процесса: ребенка и учителя. Впрочем, продолжая высказывать свои ощущения, нововведения не имеют никакого отношения ни к детям, ни к учителям. Школа – просто плацдарм для осваивания определенных потоков бюджета. Министерство – суетливый исполнитель. Ну а результат все равно будет таким, какой необходим, чтобы цели оправдали средства. Отчетность будет правильной и красивой.

Я надеюсь, что мои ощущения ошибочны, что я не прав, что все старания министерства направлены на улучшение качества образования. Ведь так приятно быть утопистом!

Андрей Гусев

Вы

0

Оставить свой комментарий

Отзыв должен содержать не менее 50 символов


Список избранного пуст

Избранные товары

Товар Удалить